Любовная лирика маяковского стихи

Эта трагическая любовь не выдумана. Поэт прямо заявляет, что его уверенность основывается прежде всего на так называемом человеческом факторе. В каждое ухо ввой: вся земля - каторжник с наполовину выбритой солнцем головой! Маяковский, «Русский язык в советской школе», 1930, IV; Динамов С. Поэт отдает сердце любимой и счастлив. Захочет покоя уставший слон - царственный ляжет в опожаренном песке. Я свое, земное, не дожи? В сто сорок солнц закат пылал, в июль катилось лето, была жара, жара плыла - на даче было это. Брошусь на землю, камня корою в кровь лицо изотру, слезами асфальт омывая. Я не сам, а я ревную за Советскую Россию.

Соотнося лирику Маяковского с творчеством его предшественников, следует иметь в виду поэтическую перекличку и полемику, намеренное обращение к традиционным образам и возникновение общности, объективно обусловленной близостью творческих задач, решаемых, однако, в разные исторические эпохи. Быть может, больной, сумасшедший угар в душе у него клубится. А другой стрелу любви иначе метит, путает - ребенок этакий - уловленье любимой в романтические сети с повышеньем подчиненной по тарифной сетке. Кто не верит, убедитесь на моем личном примере. На "ты" мы с ним, совсем освоясь. Поэт не романтизирует путь к трудовым свершениям. Мы любим парад, нарядную песню. И вот победили — экватору в циркуль Советов-капель бескрайняя власть. Из сердца старое вытри.

«Письмо товарищу Кострову…» — одно из самых лирических произведений В. Мотив борьбы подчеркивает мятежная лексика военных действий: баррикады, рабочие взводы. Все стало серым без труда. Хочу испуг не показать - и ретируюсь задом. Давайте — знаете — устроимте карусель на дереве изучения добра и зла! Надеюсь верую вовеки не придет ко мне позорное благоразумие». Казалось бы, лирический герой испытывает романтическое настроение, ведь его любовь уподобляется морю, солнцу, таланту - природным силам. Здесь прожно читать все стихи сразу. Поэт революции Нельзя сказать, что творчество Владимира Маяковского было полностью посвящено революции.

Предельная откровенность героя проступает в словах о «собаках озверевшей страсти», о ревности, которая «двигает горами», о «кори страсти». У нас цензура — разрешат или запретят. Вот и жизнь пройдет, как прошли Азорские острова. Взбухаю стихов молоком — и не вылиться — некуда, кажется — полнится заново. Душой отдыхаете на женах, на вдовах.



COPYRIGHT © 2010-2016 ural-tek.ru